You are here: Home > Психология человека > Аутогенная тренировка. Гипноз

Аутогенная тренировка. Гипноз

Само слово «гипноз» произошло от греческого hypnos — сон. По И. П. Павлову, гипноз — это частичный сон, торможение коры большого мозга при сохранении сторожевого пункта, позволяющего сохранить раппорт (связь с гипнотизером).

Не вдаваясь в споры с великим физиологом, вспомним!

О том, что под влиянием внушения в гипнозе человек может восстановить в памяти то, чего не помнит в естест­венном состоянии. Под влиянием гипноза возрастают спо­собности — музыкальные, художественные, увеличивается физическая сила, улучшается координация движений. Так что же это за «частичный сон», что за «торможение», ко­торое улучшает мыслительные способности? По-видимому, гипноз — это особое состояние повышенной внушаемости вследствие концентрации внимания и мышления сначала на раздражителе, используемом в качестве гипнотизирую­щего средства (гипнотический шар, голос гипнотизера и т. д.), а затем на предмете, указанном гипнотизером, за счет отключения от посторонних воздействий, что обеспе­чивает более продуктивную деятельность мозга. При са­могипнозе этот предмет избирается самостоятельно.

Сон в гипнозе начинается только тогда, когда теря­ется раппорт. В литературе это состояние называется пе­реходом гипнотического сна в естественный. Скорее сле­дует говорить о переходе гипноза в сон. Если говорить не о сне и торможении, а о концентрации внимания, станет понятным и механизм самовнушения, самогипноза, ауто­генной тренировки, при которых успех достигается только тогда, когда человек сосредоточится на одной мысли, то есть сконцентрирует свое внимание и мышление на внушаемых себе ощущениях.

С этой точки зрения обучение самовнушению — это обучение концентрации внимания и мышления на одном предмете, ощущении того или иного состояния. Например, ощущение тепла в конечностях возникает тогда, когда че­ловек сведет к этому свое сознание, при этом в коре большого мозга происходит отражение этого состояния, то есть тепла. В свою очередь кора большого мозга начинает посылать импульсы к рабочим органам, соответствующие ощущению тепла в конечностях. Расширяются сосуды, улучшается кровообращение и конечности действительно теплеют.

Отношение к гипнозу не всегда было одинаковым. Каких-нибудь 100 лет назад считалось неприличным серьезному ученому заниматься гипнозом. Гипноз сравнивали с оккультными науками, утверждали, что он вреден для здоровья, рассматривали гипнотическое воздействие как специально создаваемое состояние поглупения. В частности, З. Фрейд считал, что гипноз содержит в себе что-то жуткое, а гипнотизация связана с сексуально извра­щенными установками, от которых можно утратить волю! Раздавались голоса о необходимости вообще запретить гипноз и вести с ним непримиримую борьбу.

Но были и другие мнения. И. П. Павлов считал гип­ноз нормальным физиологическим приемом борьбы с бо­лезнью. В. М. Бехтерев широко пользовался гипнозом в лечении нервно- и психически больных людей. Ему удавалось с  помощью  гипноза  останавливать  внутреннее кровотечение, против которого были бессильны все фармакологические средства, прекращать неукротимую рвоту беременных.  Временами  увлечение  гипнозом  доходило! до того, что он трактовался как универсальное средство от всех болезней. Это была другая крайность. В настоя­щее время гипноз является научно обоснованным мето­дом лечения преимущественно  психогенных, невротиче­ских расстройств, применяется он чаще всего в комплекс­ной терапии в сочетании с другими лечебными сред­ствами.

Сведения о применении гипноза уходят в далекое прошлое. В «Папирусе гностиков» около 2 тыс. лет назад упоминались методы гипнотизации. В талмуде описаны состояния человека, находящегося «и ни во сне и ни на­яву и хотя отвечающего на вопросы, но душой отсут­ствующего».

В древнем Египте и древней Индии в храмах прово­дился гипноз при помощи ритмичных ударов гонга, а в качестве «гипнотического шара» тогда применялись щиты. Гипноз использовался в религиозных целях, в частности для предсказания будущего. В древней Греции гип­ноз уже применялся с лечебной целью. Английский врач Джемс Брэд первым применил гипноз при хирургических операциях.

Гипноз, безусловно, является очень сильным и эффек­тивным лечебным средством, но, как и другие методы ле­чения, имеет свои показания и противопоказания к при­менению. Прибегают к нему в случаях серьезных психи­ческих травм, при тяжелых нарушениях психогенного происхождения, а также при ограниченном времени для лечения и малой эффективности других психотерапевти­ческих методов.

Один пациент обратился к психиатру за помощью в связи с предстоящей медицинской комиссией, связанной с повышением по службе. Он был информирован, что повышение состоится лишь при наличии заключения о его полном здоровье. Во время первой комиссии он очень нервничал, опасался отрицательного заключения, хотя считал себя здоровым. Артериальное давление у него ока­залось повышенным (170/90 мм рт. ст). Было проведено соответствующее медикаментозное лечение, а затем курс лечебной физкультуры. Однако давление оставалось вы­соким. Учитывая психогенный характер заболевания, а также ограниченное время (до следующей комиссии оста­валось 10 дней), было решено применить гипноз. Во вре­мя каждого сеанса давление снижалось до нормы, а после третьего сохранилось на этом уровне и в последующие Дни. После пяти сеансов бывший больной ушел в отлич­ном состоянии, твердо убежденный в полном выздоров­лении. На протяжении последующих семи месяцев он трижды проходил комиссию и давление всегда было нор­мальным.

Это типичный случай повышения артериального давле­ния на почве нервного расстройства. Такие случаи быва­ют довольно часто. Например, во время наводнения на Амуре у большинства жителей затопленного берега давление оказалось повышенным, в то время как на другом незатопленном берегу это явление отмечалось лишь у, людей, имевших близких родственников в зоне наводнения.

К сожалению, гипертоническая болезнь обусловлена не только психогенным фактором, поэтому от нее трудно избавиться только психотерапевтическим путем, однако забывать о его положительном влиянии не следует.

Психотерапевтические средства должны быть направ­лены на мобилизацию самого больного на борьбу с бо­лезнью, на повышение веры его в свои силы, на желание выйти победителем. С этой точки зрения гипноз имеет много слабых сторон. Он избавляет больного от необходи­мости активных действий, расхолаживает его, дает повод считать, что с болезнью должен бороться только врач. Все это снижает эффективность проводимого лечения и в отдельных случаях требует отмены гипноза и перехода к психической саморегуляции.

Рассмотрим пример. Человек болел уже несколько лет. Состояние все ухудшалось, боли в области сердца привели к постоянному страху смерти. Ему казалось, что сердце в любую минуту может остановиться. Пришлось оставить работу. Боязнь очередного приступа приковала его к дому и телефону. Мысли все время вращались «вокруг сердца». Снижение двигательной активности еще больше ухудши­ло состояние. Карету скорой помощи вызывали ежеднев­но, а иногда и по нескольку раз в день. От вечного страха пропали сон и аппетит, резко понизилось настроение, его охватила тоска и безысходность. Пришлось обратиться к психиатру. После первых же сеансов гипноза состояние больного стало быстро улучшаться, поднялось настроение, стали реже, а затем и вообще прекратились сердечные приступы, улучшились сон и аппетит. Сначала робко, а затем все смелее он стал выходить из дома. Вера в гип­ноз была непоколебима, и он знал, что теперь ему ничто не угрожает.

В воскресенье бывший больной с семейством выехал на дачу. Настроение было отличное, самочувствие прекрас­ное. «Как хорошо стало теперь,— подумал он,— и как плохо было раньше. И все только благодаря гипнозу. Теперь я знаю, что мне не нужна никакая «скорая помощь». И вдруг сознание обожгла мысль: ведь сегодня воскре­сенье, поликлиника не работает, а вдруг станет плохо? Где искать «своего» доктора? И повторился приступ. При­шлось опять вызвать карету скорой помощи, но только повезли больного не в больницу, а по его просьбе прямо домой к врачу, лечившему гипнозом. Увидев врача, боль­ной сразу успокоился, почувствовал себя опять здоровым и тогда услышал, что больше гипноза не будет. Врач объ­яснил пациенту, что если бы он научился самостоятельно управлять своими самочувствием и эмоциями, приступа сегодня не было бы. И порекомендовал посещать занятия психической саморегуляцией. Предшествующая гипноте­рапия  ускорила  процесс обучения.  Больной  научился успокаиваться, избавляться от страха, создавать чувство уверенности в себе, а также не только устранять, но и предотвращать сердечные приступы. Через некоторое вре­мя он возобновил трудовую деятельность и чувствует себя совершенно здоровым.

Здесь уместно будет напомнить, что формулы пси­хической саморегуляции осваиваются легче лечившимися гипнозом, а гипнотизация осуществляется проще у зани­мающихся психической саморегуляцией.

В отдельных случаях, когда нужно ускорить процесс обучения, или при затруднениях в освоении формул са­мовнушения целесообразно чередовать сеансы гипноза с занятиями психической саморегуляцией.

Опыт показывает, что формулы осваиваются и воспро­изводятся легче, если заниматься с врачом, чем при само­стоятельной отработке.

Leave a Reply