You are here: Home > Психология человека > «Чудесные исцеления» и лечебная сила слова. Часть 1

«Чудесные исцеления» и лечебная сила слова. Часть 1

На стене храма Асклепия в Эпидавре 2500 лет тому назад были сделаны надписи: «Ннканор параличный. По­ка он сидел и отдыхал, один мальчишка украл у него костыль и бросился наутек. Он вскочил, побежал за ним и стал здоров».

«Девочка немая. Обегая вокруг храма, она увидела змею, вползавшую на дерево в роще, в ужасе стала звать отца и мать и ушла отсюда здоровой».

В газете «Известия» за 8 сентября 1976 г. помещена следующая информация. В годы войны пулеметчик Те­рентий Григорьевич Пасько был тяжело контужен. С тех пор он потерял слух и речь. Но недавно случайно упал в воду, и решив, что тонет, громко позвал на помощь. К нему вернулись речь и слух.

А вот случай, о котором рассказал психиатр. По улице мчалась санитарная машина, тревожно выла сирена, ша­рахались в сторону встречные, лица прохожих станови­лись серьезными. Все понимали: кому-то плохо, кого-то спасают. В машине сидели медработники, а в центре на носилках лежал парализованный больной. Его перевози­ли из одной клиники в другую. Вдруг на перекрестке са­нитарная машина столкнулась со встречной. Скрежет железа, звон битого стекла, крики пострадавших санита­ров — все на миг слилось в сплошной хаос. К счастью, все сопровождающие больного отделались легкими уши­бами и испугом. Но где же больной? Не мог же он провалиться сквозь землю? Нет, конечно. Несчастный «пара­лизованный» в этот миг… убегал со всех ног подальше от места катастрофы.

Все четыре случая являются однотипными. Функцио­нальные нарушения возникли в результате психического потрясения (Никаиора парализовало после кораблекру­шения, девочка потеряла речь от страха, подавившись косточкой абрикоса, Терентий Григорьевич лишился слу­ха и речи во время боя, а парализованный пострадал на пожаре). У всех четырех больных «исцеление» произо­шло в результате нового, более сильного потрясения. Очаг возбуждения в мозге у каждого из них, возникший в ми­нуту опасности, погасил старый очаг, ставший причиной болезни, и болезнь исчезла. Естественно, что невежествен­ные в физиологии человека жрецы храма Асклепия пред­ставили все происшедшее как чудо.

А можно ли было вылечить этих больных без «чудес», например, без автомобильной катастрофы? Конечно. Ну­жно было погрузить больного в состояние гипноза, при котором, как известно, гаснут очаги возбуждения в коре головного мозга, внушить ему, то есть внедрить в созна­ние (и в подсознание), что он может ходить, что он со­вершенно здоров и после «пробуждения» больной бы вы­здоровел.

Лечебная сила слова известна человечеству давно. Еще великий врач древности Авиценна писал: «Врач для лечения больного человека имеет три могучих средства -слово, траву и нож». Не случайно на первое место он по­ставил слово. Что может вызвать слово, сказанное чело­веку? Да все, что угодно. Словом можно опечалить и обрадовать, словом можно оскорбить и возвеличить, словом можно убить и воскресить.

Вспомните рассказ О’Тенри «Последний лист». Хруп­кая девушка болеет воспалением легких и ждет своей; смерти, грустно глядя на стену противоположного дома, увитую плющом, с которого слетают пожелтевшие листья.

«Когда упадет последний лист, умру и я»,— говорит де­вушка. Узнав об этом, старый художник ночью, под про­ливным дождем, рисует на степе желтый листок. Видя его, противостоящего дождю и ветру, девушка начинает выздоравливать. «Раз может выдержать листок, могу вы­жить и я»,— думает она.

Известный писатель Теодор Шторм был болен раком. Узнав от своего друга-врача правду, он впал в депрессию, перестал писать и стал ждать смерти. Тогда был собран консилиум врачей, который в присутствии больного опро­верг диагноз, назначил лечение. Безнадежно больной писатель воспрянул духом, стал опять жизнерадостным, энергично принялся за работу и написал одно из лучших своих произведений «Всадник на белой лошади».

И. Н. Павлов утверждал, что слово — это такой же сильный раздражитель, как и предмету им обозначаемый, но адресован он не к первой, а ко второй сигнальной си­стеме.

Читатель, наверное, знает, что первая сигнальная си­стема — это органы наших чувств, воспринимающие внеш­ние и внутренние раздражения. Она включает в себя анализаторы — зрительный, слуховой, обонятельный, так­тильный (ощущение прикосновения), температурный, бо­левой, представляющие собой сложную систему нервных образований, обеспечивающих восприятие и анализ всех раздражений. Каждый анализатор состоит из чувстви­тельного нервного окончания, именуемого рецептором, проводящей части (нервных волокон) и центрального от­дела, который расположен в коре большого мозга, где и происходит превращение нервного возбуждения в ощуще­ние. Первая сигнальная система развита сильнее всего у человека, но она есть у всех животных. Вторая сигнальная система свойственна только человеку. Это система услов­но-рефлекторных связей, формирующихся в коре больших полушарий мозга при воздействии словесных, речевых си­гналов, то есть не самих раздражителей, а слов, их обозначающих. Вторая сигнальная система является основой высшей формы отражения действительности — абстракт­ного мышления и, естественно, возникает и развивается! на базе первой сигнальной системы. Она служит основой! общения между людьми, обе системы функционируют в тесном единстве. Иными словами, если человек видит пищу или ощущает ее запах и у него выделяется слюна,— срабатывает первая сигнальная система. Если же секре­ция начинается от рассказа о вкусной пище,—’включает­ся вторая сигнальная система. Конечно же, это включе­ние происходит только тогда, когда речь идет о знакомых, понятных человеку вещах. Если вы услышите название самой вкусной пищи на неизвестном вам языке и не будете знать, о чем идет речь, слюновыделения у вас не возникнет.

Продолжение:  «Чудесные исцеления» и лечебная сила слова

Leave a Reply