You are here: Home > Медицина > Стресс и стадии жизни

Стресс и стадии жизни

Он выбил мяч и игра закончилась. Девятилетний Берт засовывает перчатки под мышку и устало тащится домой. Он видит мальчика, продавца газет на велосипе­де, и думает: «Ну! Когда мне будет 12 лет и у меня будет собственный газетный маршрут — вот тогда я действи­тельно буду – что-то значить!»

Мэт заворачивает за угол и бросает последний экзем­пляр газеты на крыльцо дома О’Доннеллов, когда Берт проходит мимо. Он наблюдает в течение минуты за маленьким мальчиком: «Мальчишка, как здорово было, когда все, что я должен был делать, так это играть в мяч с другими ребятами», — думает он. Потом его внимание привлекает Кирк, который выходит из двери и вертит связкой ключей от своей новой «Тойоты», пикапа. «Едва могу дождаться, пока мне будет 16», — с завистью гово­рит про себя Мэт. «Я куплю старый фургон и приведу его в порядок, как надо. Наверняка все остальные ребята обратят тогда на меня внимание!»

Отряхнувшись, Кирк ударяет кулаком по рулевому колесу и ворчит, переводя дыхание: «Не гоняй слишком быстро. Будь дома к десяти. Брат! Только бы дождаться, когда я поступлю в колледж, как Даг. Тогда я могу делать что хочу, когда я хочу, и никто не будет мною распоряжаться».

Даг сидит в университетской библиотеке, как загнан­ный в нору, готовится к последнему экзамену. «Конечно, Дни, проведенные в колледже, были веселыми, — думает °н. — Время студенчества, где и „соли» и „сахара» хватает».

«В тот раз я спас игру этим немыслимым пассом, и команда вынесла меня с поля на плечах. А в тот раз я помог Мэгги влезть в окно, когда она потеряла ключи от дома. Ах да, Мэгги…» — тут мысли Дата легко пере­скакивают на его резвую шатенку невесту. «Да, так… я едва могу дождаться, когда выберусь отсюда, чтобы

мы могли пожениться. Застрелиться! — в моем возрасте папа и мама уже были женаты и у них уже был я! Конечно, мне хотелось бы превзойти их в этом».

Со вздохом облегчения мама загружает последнюю кучу выстиранного белья в сушилку. «Жду не дождусь,) пока наконец все дети разъедутся и опять я смогу зани-’ маться тем, чем хочу. Лиз так повезло. Самый младший собирается в колледж, а она возвращается в школу медсестер. Теперь и она может внести свой вклад». Мама окидывает взглядом кухню и замечает. «Я уверена, что Мэгги и Даг не так уж и хотят поскорей пожениться. Я помню себя в ее возрасте. Если б я не была тогда уже так связана домом и ребенком, я смогла бы окончить курсы. Продолжить занятия танцами. Может быть, даже поехать в Европу. Когда ты молод, перед тобой столько возможностей!»

….. КОГДА ВЫРАСТЕТЕ!

Размышления мамы прерывает миссис Хамфри. «Хел-лоу! Кто-нибудь дома?» — зовет она. Мама спешит к задней двери и помогает своей семидесятилетней соседке взобраться по ступенькам. «Какая же Вы молодая и проворная, ну прямо как я когда-то», — миссис Хамфри отдувается, прихрамывая, направляется на кухню и уса­живается. «Вы даже себе не представляете, какая Вы счастливая. Этот артрит так меня измучил — я еле хожу. Но доктор решил попробовать новое лечение. Если это поможет, я смогу сама о себе позаботиться, вместо того чтобы переехать к дочери, как она того хочет. А я не хочу там жить. Ее домочадцы слишком беспокоят меня».

Берт, Мэт, Кирк, Даг, Мэгги, мать, Лиз и миссис Хамфри — все вместе в чем-то участвуют. Они пережива­ют одну из обычных предопределенных стадий челове­ческого развития и жаждут перебраться на следующую ступень или стараются удержаться на одной из пройден­ных стадий.

У всех у нас есть мечты о том, чтобы «их совместить» на следующей стадии жизни, и все мы чувствуем потребность крепко держаться за «хорошие старые времена».

Leave a Reply