You are here: Home > Психология человека > «Ничего я не боюсь». Чувство страха

«Ничего я не боюсь». Чувство страха

Как неприятно испытывать чувство страха. От страха у людей дрожат руки и стучат зубы, от страха бегут целые армии, от страха бывают инфаркты и инсульты, от страха можно умереть. А между тем — это защитная реакция ор­ганизма, сигнал опасности, импульс, мобилизующий на борьбу. Не было бы в природе страха, не было бы и нас. Представьте себе, что наши далекие предки не испытыва­ли бы страха перед дикими животными и не убегали бы от них, не спасались бы от стихийных бедствий ,не боя­лись неизвестности и не пытались понять ее.

Но, может быть, страх — устаревшее понятие? Теперь у нас почти нет диких зверей, на домах стоят громоотво­ды, наука прояснила многие «неизвестные».

Очевидно, бояться все-таки нужно, правда, без паники. Переходя улицу, мы опасаемся попасть под колеса маши­ны, не умея плавать, стараемся не входить в неизвестный водоем. Боясь высоты, мы не прыгаем с балкона, боясь ожога, не хватаем руками горячих предметов. Но если студент медицинского института боится взять в руки ля­гушку, если здоровый взрослый человек боится сесть в самолет или испытывает страх перед смертью от инфарк­та только потому, что такая участь постигла соседа, то это ненормально. Такой страх является необоснованным и вредным. Он держит человека в постоянном напряже­нии, лишает его радости жизни, создает неудобства. Чрез­мерно выраженный страх свидетельствует о срыве выс­шей нервной деятельности и характеризуется изменением поведения человека, вследствие чего может наступить резкое торможение всех реакций — психических и двига­тельных. Все поступки при этом совершаются крайне мед­ленно и нелогично. Человек понимает все происходящее, но не может проявить необходимой активности.

Молодой отец стоял в комнате и разговаривал с мало­летним сыном. Ребенок держался за треножник, на кото­ром стоял вазон с цветком- Вдруг от неосторожного дви­жения мальчика подставка наклонилась, и тяжелый вазон стал валиться ему на голову. Все происходило медленно, и отцу ничего не стоило подставить руку и подхватить ва­зон. Однако он стоял совершенно неподвижно и широко раскрытыми глазами смотрел на происходящее. Это было психогенное оцепенение.

В результате страха бывает возникновение беспоря­дочных движений и поступков, нарушение координации и целесообразности их.

В соседней комнате вспыхнул пожар, горела кино­пленка, дым и пламя врывались сквозь щели в наглухо забитой двери, послышались первые крики, захлопали двери. Гражданка И. вскочила с кресла, схватила свою сумочку, зачем-то сняла туфли и бросила их под дверь, затем, опрокидывая стулья, подбежала к окну и выпрыг­нула. А дверь, ведущая к выходу из помещения, была совершенно свободна, и на лестницу не проникал даже дым. Можно было спокойно выйти, но от страха возникло психогенное возбуждение.

Конечно, такие крайности бывают редко, но все же бывают.

А человеку, овладевшему методикой психической саморегуляции, достаточно было мысленно произнести слово: «Спокойно!», как все стало бы на свои места. Бы­ло бы мгновенно принято правильное решение, и обо­шлось бы без жертв. Кроме того, в процессе занятий пси­хической саморегуляцией можно выработать у себя чув­ство смелости и решительности, отваги и бесстрашия, спо­койствия и уверенности в критических ситуациях.

При наличии страха, боязни чего-либо определенного, например темноты, нужно в план занятий включить соот­ветствующие формулы, утверждающие желаемое чувство или отвергающие нежелательное. Как всегда, эти форму­лы вводятся после формул общей, успокаивающей части психической саморегуляции: «Я совершенно спокоен», «Я смелый и решительный человек — ничего я не боюсь», «Темнота меня не пугает», «Я с каждым днем становлюсь смелее», «У меня нет оснований для страха», «Я всегда буду смелым и решительным».

Страх может быть и навязчивым, о чем уже говори­лось выше. При нем также полезна психическая саморе­гуляция, но прежде чем приступить к занятиям, нужно обязательно посоветоваться с врачом-психотерапевтом.

Leave a Reply